April 26th, 2013

тс!

Сегодня был адовый день.

Все пошло не так с самого утра.
Звонки-звонки-звонки.
Вводные меняются каждые полчаса.
Меняются дни нотариата, условия вхождения в ячейки, часы просмотров, схемы взаиморасчетов...
Плюсом - одно агентство позвонило: "Забирайте нафиг свой залог, мы передумали!"
Убили переговоры на Гагарина, напрочь: "Моя клиентка желает в банковский договор внести акт приема-передачи ее квартиры". Да не вопрос, пусть вносит. В свою ячейку. Но причем тут наша ячейка? Она - всего второе звено, а мы - девятое.

Ответ был прекрасным:

- А мне же будет обидно, когда вы все уже начнете переезжать, а я - нет...

Далее - конфликт в Кадастровой палате Всеволожска. После всех этих арестов-обысков-уголовных дел и убийств, работать стало просто невозможно. Там кругом - одни футболисты. Футболят отказами в регистрации и приостановками, так как "... У нас есть внутреннее распоряжение". Какое, блин, распоряжение, кто его видел, почему не показывают?!

В общем, от меня сегодня можно было зажигать факелы.
И я сорвалась.
На супруга.
Просто - выплеснула.
Меня трясло и колотило.

Когда пришло осознание собственной неправоты, я прижалась к нему:

- Прости меня, а? Ты только приехал - а нам даже на день не уединиться. И я тут еще со своими проблемами, звонками постоянными и истериками... Прости.

Танкер поцеловал меня в макушку:

- Ванну тебе уже набрал, вино налил. Не засиживайся там, тебе завтра рано вставать.

- Ты не злишься?

- Злиться я буду завтра. Когда тебя нужно будет поднять в нестандартное для "совы" время. А эта задача - из разряда невыполнимых миссий. И еще...

Танкер сдвинул брови к переносице.

- Ты даешь мне обещание. Клятвенное. В течение года не выбрасывать НИЧЕГО из того, что ТЫ считаешь мусором.

Это - худшее. Хуже наказания не существует.
Но я дала клятву.
Компенсация за мой мерзкий характер слишком высока.