?

Log in

No account? Create an account
Я

Художественный триллер, реальные события

В ночи мы с Танкером возвращались с тренировки. Обсуждали юмор наших тренеров, моменты, на которых хотелось сдохнуть и, с визгом, в моем лице, хвастались новыми достижениями.

Свернув с Новой Приозерки в нашу тупиковую часть некогда оживленной, а ныне замершей Старой Приозерки, мы ужаснулись, когда на нас внезапно рухнула мгла. Она была плотной и кинематографической, ибо в Жизни такого не бывает. Я резко сбросила скорость и попросила Танкера достать очки.

- Что это, вообще, такое? - спросила я, включив дальний свет.

Танкер нагнулся к лобовому стеклу: "Идёт гроза. И, судя по всему, нас сейчас нахлобучит неслабо".

Мы почти ползли, ибо уже на шестидесяти я внезапно перестала видеть даже лес вдоль дороги. А у нас тут лисы бегают, зайцы, ёжики, лоси... Мой самый страшный кошмар - сбить кого-либо из них, или раздавить. Несколько лет назад на КАДе в левой полосе валялась коровья голова. Маневрировать на КАДе - убийство чистой воды, поэтому мозг принял решение пропустить голову между колёс. Что я и сделала. Но открытые глаза этой коровьей головы мне до сих пор приходят в ночных кошмарах. Они смотрели прямо вглубь меня, моля о спасении. Глаза. На мертвой голове. Мертвой коровы. На КАДе. И - о спасении. Клиника.

В общем, ползём. Включила левый поворотник на Зеркальную улицу. Повернула. Стоп! Это что?!

Мы молчали и смотрели на Зеркальную улицу. По которой надо было проехать всего-то метров двести до нашей улицы. Улица освещалась фонарями странным светом. Вроде - светло, и видны лужи и неровности на дороге. С другой - все было словно размытым, как в плохом фотошопе.

- Достань очки, пожалуйста, у меня все смазанное, - попросила я супруга.

- Ты уже в них. И я тоже ничего не понимаю.

Наше непонимание не было связано с внезапным вдруг рассеянным зрением. И даже этим странным светом. И даже этой мглой. На дороге лежали камни. Они были разного размера, от спичечного коробка до коробки овсянки "эко", из которой мы варим кашу по утрам. И эти камни имели острый угол. И все они, эти острые углы, были повёрнуты в одном направлении. Я вглядывалась в эти камни, внезапно странным узором рассыпавшиеся на нашей дороге, снимала и вновь надевала очки, но картинка не менялась. Камни, словно имея голову, задирали ее к небу, причём все - в одном направлении.

- На северо-запад смотрят, - тихо сказал Такнер.

Я развеселилась:

- То есть тебя, реально, волнует направление их острого угла? Давай лучше объясни мне, что не так с нашим зрением, ты же видишь, фигня какая-то творится. Это что? Туман? Морось? Что еще?

- Острого угла? Ты о чем?

- Не беси меня, я про острый угол этих странных камней на дороге.



Танкер посмотрел на меня жалостливо, абсолютно точно зная мою реакцию, словно нужно сообщить человеку, что жить ему осталось пару недель. Он даже пару раз тяжело вздохнул-выдохнул, ибо знал мою реакцию до малейшей мимики любой лицевой мышцы. Потом обнял меня за шею, притянул к себе, поцеловал в лоб, чем напугал ещё больше, а потом выдохнул:

- Это не камни. Это жабы.

Сейчас я могла бы рассказывать о своём отношении к этим тварям в течение пяти суток, или на сотне страниц, но в данном формате - это лишнее. Просто поверьте, что нет ничего ужаснее подземных жаб. Их не видно. Они не прыгают, как весёлые лягушки с нормальными глазами. Они - желеобразное студенистое вещество с огромными, на выкате, неморгающими глазами, не способные на прыжок и даже на робкое шевеление. Они покрыты слизью и бородавками, они смотрят на тебя глазами той самой мертвой головы той самой мертвой коровы и они огромны... Если ты захочешь просто вырвать внезапно выросший одуванчик в розарии - будь готов к тому, что вместе с корнем одуванчика на тебя вывалится голова этого студня, а ты, корчась в судорогах от брезгливости и ненависти, будешь орать громко матом, передергивая всем телом и покрываясь мурашками, а потом искать огромную лопату, выкапывать эту тварь, пусть даже и с корнями розы, и тащить это месиво из бородавок, неморгающих глаз и белесого живота, за забор. Бережно эту хрень оставить за забором и долго на неё орать: "Это - мой дом! Я не разрешаю тебе быть в моем доме! Не приходи больше ко мне!" А потом трястись ещё час от судорог.

Отвлеклась. У кого там какие фобии есть? В общем, невешевлящиеся жабы огромных размеров с мертвыми глазами - это моя.

Итак.

Камни оказались жабами. Жабами разных размеров. На дороге. И все они не шевелились и смотрели на северо-запад, подняв свои мерзкие головы к небу. Сигналы, частое включение дальнего- ближнего света, мои маты в открытое окно не изменили картину.

- Я не могу ехать по ним. Я не поеду.

- Пересаживайся. Я сяду за руль.

- Ты издеваешься? То есть ты думаешь, что от человека, сидящего за рулём, зависит количество звуков раздавленных позвоночников этих тварей, с мерзкими чавканиями? То есть я не услышу, как ты их давишь, если буду сидеть не за рулём?

- Я сделаю музыку погромче.

- А я, значит, сама не смогу сделать погромче?

- Не психуй. Твои варианты?

- Ты можешь сходить домой за лопатой а потом расчистить мне путь от них?

В принципе, ответ я знала заранее. Можно было бы не спрашивать. Да и вы все знаете. От поворота с Зеркальной до нашего дома на Березовой - ещё метров двести. Туда и обратно. Никто никуда не пошёл. Мы сидели. Жабы не шевелились. Они лишь выше поднимали головы к небу, глядя своими стеклянными глазами куда-то в одном направлении. Тысячи, а, возможно, миллионы жаб, застыли, не мигая, повернув свои жабьи головы на северо-запад, куда-то во мглу. А мгла, тем временем, становилась поистине осязаемой. Чернота была такой, что дальний свет фар уже не выхватывал третий от нас столб. Она опускалась на нас медленно, но неотвратимо.

И я нажала на газ. Музыку из нашей машины, даже с закрытыми окнами, было слышно, наверное, даже в Питере. По возможности, я объезжала самых-самых, по размерам, жаб, которые к тому времени, находясь в своей нирване, начали раздуваться, и достигли размеров половины моего руля.

Эти твари сидели и на участке. На руках меня из машины достали и доставили в дом. Танкера не было ещё полчаса.

А потом мгла сменилась туманом. Не просто туманом, которых у нас случается часто, в таком климате живём, не забалуешь. А вот прям таким, когда из окна руку высовываешь - а пальцев не видишь. Таким, когда собаки куда-то убежали, где-то лают, а ты их не просто не видишь, а даже не понимаешь, в каком месте они сейчас находятся. Лай раздаётся со всех сторон, звук - объёмный.

А дальше начался Армагеддон. Гроза. С молниями каждые три-четыре секунды. И громом такой мощности, что у меня заложило уши. И все наши звери прятались по дому. Бусинка с бешеными глазами носилась по всем этажам, Фиса теряла сознание и отключала дыхание, Герда неистово лаяла, охрипнув на следующий день, Поля утробно выла, словно похоронив кого-то близкого, Жужа с Самбой потерялись где-то в недрах дома, а только что привыкнувший к нам Нафаня бился головой о стены. Но мы выжили, у нас все хорошо.

Но КАК - это уже совсем другая история...

Comments

Муркши по телу. Вот это ночка...уф
Я их ненавижу, уровень моей брезгливости таков, что как только я их вижу, я натурально начинаю рыдать и меня начинает трясти. Какииииииииие же они мерзкие!
Прямо триллер...
Ужас.
Ужасный ужас, честно.
Ужас!
Как хорошо что рядом был Танкер!
Ещё один ужас - это представить, что рядом не было Танкера...
Ооой! Мурашки по коже.
Меня трясло ещё сутки...
мне в детстве от историй про Чёрную Руку не было так страшно, как от этого поста! Вот это про земляных жаб - вот это все правда?!
Их в этом году просто нереально много, нереально!
Я клянусь, я за всю свою Жизнь не видела такого количества. А ещё эта их медитация на дороге - прям до судорог...
Кинг отдыхает:) а чтобы ты делала, если бы Танкер был в рейсе? Звонила в службу спасения?
Жабы, конечно, мерзкие, но фобии у меня на них нет, другое дело пауки и такие волосатые сороконожки.
Второй ужас - это представить, что было бы, если бы не было Танкера.
До дома бы я доехала, конечно. Но выйти - не смогла бы, наверное. Сидела бы машине до тех пор, пока бы эти твари не ушли. С другой стороны - дома ж собаки и Нафаня!
А мне вот пауки абсолютно пофиг. Ну, неприятно, но не более того...
Ой.
Это мой личный ад. Адище!
Мне всякая скотина с детства если не мила, то хотя бы безразлична. Жабы вообще пофигу. Но ВОТ ТАК про них написать, что аж кишки со страха шевелились...
Когда их таааааак много, и когда они медитируют, глядя куда-то в небеса, это нереально страшно!
О боже... А что есть такие мерзкие жабы? Фуууу, буээээ...
Анжана, какой-то ужас кромешный...
Это мой личный ад, Марин...
Это нереально страшно, просто нереально...
Готовый сценарий отменного фильма ужасов !
Хотелось бы комедии, конечно.
Но, блин, такой ужас, прям до судорог...
у тебя вроде видеорегистратор был, порадовала бы нас картинкой?
Мы про регистратор вспомнили только вчера, в тот момент не до него было.
А когда глянули - уже поверх запись пошла.
омг! триллеры точно можно писать тебе, Анжана! страх и ужас
Лучше бы комедии!
Но, блин, какой же это ужасный ужасный был...
о, Господи.
А я никогда не видела таких жаб. К счастью.
Но у меня в теплице самообразовалось несколько гнезд муравьев. И мне как-то совестно их травить. Живые же. Деток растят, никого не трогают.
У меня такой принцип: лес и поля - не мой дом, поэтому у тамошних жителей свои правила, я же к ним в гости пришла, поэтому соблюдаю их принципы. Мой дом - мои правила. Я же в гости их не звала, они сами вторглись. Так что - извините.

А с муравьями я сделала проще: когда они где-то появляются, я большой лопатой их подковыриваю и переношу под берёзу. У меня под одной березой большой муравейник, вот они там и тусят, своими делами занимаются.
э... ну... м-дя... чот нету у меня более интеллектуального комментария...
Нереальный ужас, просто песец...
Я

Ноябрь 2017

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com